Violin Player

До пьесы оставалось еще достаточно времени, и, убедившись, что на моем айфоне нормально работает BBC-радио (островной вай-фай, как известно, довольно ненадежен), я пробежался по новостям. Трансляция была повторной, буквально за неделю до нее Эндрю Скотт получил премию за роль второго плана, на фотографиях вручения он был неотличим от взъерошенного и рассеянного Ричарда Брука... Я ожидал чего угодно, но не того, что мне предстояло на самом деле услышать. Роль Скотта в Referee была столь соблазнительной и столь двусмысленной - загадочный шантажист под псевдонимом, подкупающий честного судью, угрожающий, обольстительный - что отличить его от Мориарти можно было бы с огромным трудом. (Советую послушать, если кто-то интересуется Скоттом, пьеса сама по себе прекрасна и полна напряжения, невзирая даже на то, что сюжет абсолютно не пафосен). Роль Котча - того, кто так называл себя, по меньшей мере, - настолько идеально вписывалась в типаж, что мне оставалось только мысленно поаплодировать «Мориарти».


Пожалуй, именно после Referee я начал осознавать, что игра будет по-настоящему увлекательной.
Однако я все еще верил, что она не перейдет границу интернет-общения. Как же я ошибался.